Рейтинг@Mail.ru

В.А. Ганзя и В.С. Шурчанов выступили перед журналистами в Государственной Думе Видео,НОВОСТИ

26 сентября, предваряя пленарное заседание Государственной Думы, перед журналистами выступили депутаты фракции КПРФ В.А. Ганзя и В.С. Шурчанов.

В.А. Ганзя.

- Сегодня Государственная Дума рассматривает исполнение бюджета 2018 года. Первое, о чем стоит поговорить, это рост экономики нашей страны. По официальным данным, в прошлом году он составил 2,3%. Я не понимаю, откуда взялась столь солидная цифра, когда прогноз был совершенно другой. Более того, в 2017 году рост составил 1,7%. Рост в 2019 году хорошо, если дотянет до 1%. Так откуда взялась цифра в 2,3%?

Я считаю, что на сегодняшний день мы не можем иметь объективную картину состояния нашей экономики. Почему? Потому что Росстат не является независимой структурой и подчиняется Минэкономразвития. Следовательно, доверия к такой статистике, по крайней мере, у нашей фракции нет.

Львиная доля прироста экономики – это добыча полезных ископаемых. Но давайте теперь посмотрим на те отрасли, которые должны оказывать серьезное влияние на технологическое обновление промышленности. Это, прежде всего, производство оборудования и машин. Так вот, объем инвестиций в эти отрасли сократился на 9,8%. И как же мы будем осуществлять технологический прорыв?

Примерно на 60% увеличилась цена на нефть. А вот макроэкономические показатели остались на прежнем уровне. Почему так происходит? Потому, что нам опять предоставляют недостоверные статистические данные. И на таких статистических данных мы далеко не уедем!

Мы сегодня ждем структурных изменений в экономике. Эти структурные изменения необходимы буквально как воздух, потому что сидеть на сырьевой игле уже более не возможно. Но что получаем в итоге? В итоге получаем, что зависимость от топливно-энергетического комплекса только растет. Хотя по данным того же Минэкономразвития она сокращается. Но как же она может сокращаться, когда при увеличении цены на нефть мы не имеем существенного увеличения расходов бюджета?

Уже не первый год мы говорим о бюджетном правиле. Так давайте же его менять! Но правительство, к сожалению, не прислушивается к нашим требованиям.

Вообще, сейчас обсуждаются два варианта. Один вариант – тратить деньги Фонда национального благосостояния, второй вариант – изменить порог отсечения цены на нефть. Я считаю, что второй вариант более приемлем, потому что он более прозрачен. Однако, к сожалению, бюджетное правило не меняется.

Совсем недавно председатель правительства, рассказывая президенту о состоянии нашей экономики и финансов, с гордостью заметил, что мы увеличили «кубышку» до солидных размеров. Только вот эта «кубышка» на сегодняшний день работает на экономику иностранных государств.

Что касается роста доходов населения страны, то он составил 0,1%. Но я не верю даже этой цифре. Это очередная статистическая погрешность Минэкономразвития! Вообще, Минэкономразвития напоминает мне шулеров-наперсточников из 90-х.

Финансово-экономическая политика сегодня оставляет желать много лучшего, начиная с бюджетного правила и заканчивая расходными обязательствами регионов. Согласно статистике, которую дает нам Минфин по консолидированному бюджету регионов за 2018 год, их профицит составил 510 миллиардов рублей. 70 регионов закончили прошлый год с профицитом. Но за счет чего он возник? За счет урезания расходных обязательств! А вы знаете, что на сегодняшний день внутренний государственный долг регионов составляет более 2 триллионов? И эта цифра не меняется. В результате мы вообще не можем понять, как сегодня строится финансовая и бюджетная политика нашего государства.

Вообще, зачем нужен этот профицит регионам? Чтобы губернаторов потом похвалили, потому что сегодня модно иметь профицитный бюджет? В целом в 2018 году профицит бюджета составил 2,7 триллионов рублей, и это на фоне урезания расходов и снижения доходов населения. То есть эти цифры свидетельствуют об исключительно противоречивой финансово-экономической политике государства.

Хотелось бы сказать и о государственных программах. В 2018-м исполнение 40 государственных программ составило 95,6% и оказалось самым низким за последние годы. При их исполнении совершенно не учитываются приоритеты. Кстати, откуда взялись национальные проекты? Да из тех же самых приоритетов, выдернутых из государственных программ!

Эффективность государственных программ оценивает Минэкономразвития. Они говорят, что все хорошо. Но я не верю ни одному их слову! Хотя по цифрам выходит, что только четыре государственных программы являются неэффективными, на самом деле, это абсолютно не так. И знаете, почему? Потому что для оценки их эффективности Минэкономразвития берет вместо исполненных показателей прогнозные значения. А как там обстоит на самом деле, никого не интересует. Поэтому неэффективных государственных программ не четыре, а гораздо больше.

Сегодня правительство Российской Федерации по-прежнему проводит политику сжатия потребительского спроса и урезания расходных обязательств. По-прежнему регионы нагружаются дополнительными полномочиями, которые не обеспечиваются финансами. По-прежнему в уставные капиталы государственных корпораций и акционерных обществ с государственным участием вносятся огромные суммы. В 2018 году объем этих средств составил 455 миллиардов рублей. Из них 140 миллиардов рублей остались на депозитах и принесли доход госкорпорациям в размере 6 миллиардов рублей. То есть они не работали в экономике.

Мы постоянно говорим об этом правительству. Мы постоянно требуем, чтобы эти системные проблемы были, наконец, решены. Но, к сожалению, правительство не обращает внимания на наши требования и упорно продолжает проводить курс, убивающий экономику страны. Тогда у меня возникает вопрос: а зачем нам вообще нужно такое правительство?

В.С. Шурчанов.

- Хотел бы добавить следующее. Фракция КПРФ при голосовании по бюджету и внебюджетным фондам всегда руководствуется своей программой, которая была широко распространена и объявлена во время выборов депутатов Государственной Думы нынешнего созыва. Наша программа говорит о том, что накопительная часть инвестиций в хозяйство, в экономику должна быть не менее 30-32% от доходной части. Более того, уровень жизни должен расти.

Если сравнивать по всем этим показателям, то, прежде всего, инвестиции в производственные фонды и человеческий капитал по исполнении бюджета 2018 года никак не растут, даже снижаются по сравнению с 2012-2017 годами. То есть, мы все время снижаем вложения в новую технику. Стало быть, никак не сможем обеспечить ни с точки зрения производительных сил, ни с точки зрения человеческого капитала выход на те темпы мирового и опережающего развития, о которых говорил президент.

Мы предлагаем увеличить доходную часть бюджета до 27 или 28 трлн рублей, прежде всего, за счет отмены нефтяного налогового маневра, за счет регулирования вложений Фонда национального благосостояния для дальнейшего развития и инвестиций внутри страны, а также введения прогрессивной шкалы налогообложения на доходы физических лиц и за счет внедрения плоской шкалы на пенсионное страхование. Тогда у нас, действительно, появится возможность развиваться. И такая программа у нашей партии, у нашей фракции есть.

Мы никак не можем проголосовать за утверждение бюджета 2018 года, потому что доходы населения не выросли. Здесь уже Вера Анатольевна очень убедительно сказала, что якобы они выросли на 0,1%, но это обман, иллюзия, виртуальность. Потому что такой точности у нас в расчетах статметодами быть не может. Скорее всего, они упали, но от нас это скрывают. А мы, депутаты, всем этим инструментарием здесь не владеем.

Что касается потребительского спроса, то он, особенно внутренний, разгоняет экономику и увеличивает темпы ее роста. У нас потребительский спрос сегодня на очень низком уровне. Почему? Потому что фонд заработной платы где-то 23 трлн рублей. Но этого мало. Если мы в перспективе не будем увеличивать фонд заработной платы, не будем увеличивать заработную плату, прежде всего, в бюджетной сфере, в государственных организациях и на предприятиях, а дальше уже частный бизнес должен будет выравниваться, чтоб выдерживать конкуренцию, нам экономического роста и роста потребительского спроса не видать.

Мы предлагаем, чтобы доходы росли, как я уже говорил, ввести прогрессивную шкалу НДФЛ. При этом два прожиточных минимума, это порядка 20-22 тысяч рублей, вообще освобождать от налогообложения на доход физических лиц. Соответственно, прогрессивная шкала будет распространяться на высокие заработные платы и высокие доходы. За счет этого мы можем привлечь дополнительно порядка 2,5-3 трлн рублей и направить их на дальнейшее увеличение потребительского спроса и инвестиций, как в основные фонды, так и в систему образования и здравоохранения, которые сегодня, к сожалению, финансируются по общемировым меркам почти в два раза ниже, чем необходимо, чтобы выйти на опережающие темпы экономического развития.

В завершение хочу сказать, что сейчас опять предлагается новая пенсионная реформа, и у нас создается гарантированный пенсионный продукт. Это значит, что государство будет отказываться от гарантий по пенсионному обеспечению населения. Оно говорит: «Скопил — будешь пенсию получать. Не скопил – ничего ты иметь не будешь». Мы с этим тоже согласиться не можем.

Сегодня также будет обсуждаться исполнение бюджета внебюджетных фондов: пенсионного, социального страхования и фонда обязательного медицинского страхования. В ходе вопросов, выступлений, наша фракция, безусловно, свою позицию четко изложит.

Еще рас хочу сказать: у нас есть четкое виденье будущего: что нужно делать, что нужно менять и какое правительство у нас должно быть, чтобы идти вперед.

Пресс-служба фракции КПРФ в Государственной Думе

Рейтинг@Mail.ru
разработка сайта ООО "Мельница"