Рейтинг@Mail.ru

Он стал великим созидателем справедливого государства НОВОСТИ

К 150-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина

i

Доктор исторических наук, профессор Владлен ЛОГИНОВ в диалоге с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Мы вступили в год полуторавекового ленинского юбилея. И нет сомнения, что все ненавистники вождя трудящихся на нашей планете с новой яростью ополчатся против его идей и деяний.

Собственно, первые признаки этого уже проявились, причём не где-нибудь, а в родном Отечестве Владимира Ильича. Нельзя не обратить внимания на два весьма энергичных высказывания российского президента о Ленине в преддверии нового года. Вряд ли можно считать их случайными. С одной стороны, они продолжают давно начатую тему категорического неприятия буржуазной властью советской идеологии, а с другой — дают понять, что даже после массового свержения ленинских памятников бандеровцами на Украине, действия которых Кремлём осуждаются, отношение нынешних российских верхов к этому величайшему сыну России нисколько не изменилось.

Но разве можно мириться с внедряемой в сознание людей трактовкой того, что успел он сделать за свою короткую жизнь и оставил в наследие нам, как и всему миру? Разве допустимо принимать за истину всяческие извращения исторической действительности ради конъюнктуры сегодняшних властителей? Об этом в основном мой разговор с выдающимся историком, посвятившим главные научные труды изучению жизни и деятельности В.И. Ленина.

Для угнетателей в нём — огромная опасность

— Владлен Терентьевич, как восприняли вы очередные антиленинские выпады президента В.В. Путина в конце прошлого года? Сперва очень резко, вызывающе говорил он про первого руководителя правительства Российской Федерации на заседании совета по развитию гражданского общества и правам человека 10 декабря. А потом, всего через девять дней, столь же неприязненно ещё и на большой пресс-конференции по итогам 2019 года. Вас не задело это?

— Конечно, задело. И главное не только в том, что я с этим не согласен, а прежде всего в том, что это противоречит историческим фактам.

— Однако на официальном телевидении с главой государства спорить не принято. На сей раз я заметил только два коротких несогласия, которые в прямом эфире «проскочили»: Карена Шахназарова и Андрея Кончаловского.

— В откровенной дискуссии, думаю, несогласных могло быть гораздо больше. Хотя постоянный антиленинский пресс, действующий у нас уже десятилетия, своё дело делает. Это сказалось даже в сугубо пренебрежительной лексике, в язвительной интонации, которые в данном случае позволил себе президент, говоря о Ленине.

А вообще-то всё предельно понятно. Нападки на Ленина каждый раз усиливаются тогда, когда обостряются противоречия в обществе. Противоречия между трудом и капиталом, между богатыми и бедными. Ленин — это же не просто историческая личность. Это символ борьбы за справедливость, чему бескорыстно и без остатка отдал он всю свою жизнь. Такое хозяева буржуазной власти и собственности ему не прощают. До сих пор видят в нём для себя огромную опасность.

Без учёта исторической конкретики получается ложь

— Давайте обратимся к сути претензий и обвинений, которые в этот раз были обрушены на ленинскую голову.

— Они не новы. Путин уже не единожды ставил Ленину в вину, что он якобы «заложил мину под тысячелетнюю российскую государственность». Каким образом заложил? Создав Советский Союз!

Идейка эта промелькнула сначала, по-моему, у Владимира Вольфовича. А может быть, наоборот — тот заимствовал её от Владимира Владимировича, но не столь это важно. Важнее другое: идейка лжива в основе своей. И прежде всего потому, что совершенно отвлекается от конкретных исторических условий того времени, о котором идёт речь.

— А что вы считаете тут наиболее весомым, но не берущимся в расчёт?

— Да ведь российской государственности в том виде, в каком она существовала ранее, тогда уже не было! И начался распад Российской империи задолго до Октябрьской революции. Значит, безосновательно винить в этом большевиков, что происходит и ныне постоянно.

Наоборот, им выпала тогда совсем иная роль, причём невероятно трудная: собрать распавшуюся страну заново. И они под руководством Ленина такую задачу решили, хотя очень многим это представлялось абсолютно нереальным.

— Конкретизируйте, пожалуйста, как складывалась в то время ситуация с государственностью.

— Распад начался сразу после того, как царь отрёкся от престола. Скрепы самодержавия пали, но ничего приемлемого для национальных окраин, кроме экзальтированных фраз о «свободной России» и обещаний преобразовать её на основах федерализма, Временное правительство Керенского дать не смогло.

В июле 1917 года Украинская Центральная рада, созданная ещё в марте, провозгласила автономию Украины со своей законодательной и исполнительной властью и приступила к созданию собственной армии. Временное правительство признало полную независимость Польши, широкую автономию Финляндии. Впрочем, с этим правительством уже никто и не считался. Финский сейм в том же июле 1917-го заявил о фактической независимости от России, Литовский сейм — о независимости Литовской республики, а Донское войсковое правительство — о неподчинении питерскому центру.

— Далее этот процесс усиливается?

— Да. Местные «элиты» с помощью суверенитетов и автономий стремятся отгородиться от революционной России. Так возникают независимые «народные республики»: Украинская, Белорусская, Молдавская, Закавказская федерация. Создаются временные правительства Урала, Сибири, Беломорской Карелии, Крымско-Татарское, Горская республика, а в Чечне — Северо-Кавказский эмират. Появляются на Волге Урало-Волжские штаты, а затем Забулачная республика, в Средней Азиии — Кокандская автономия, в Семипалатинске — Алашская автономия…

И новых премьеров и президентов не смущает, что ради власти им приходится пользоваться услугами немецких войск в Прибалтике и на Украине, турецких войск — в Закавказье, французских — в Крыму, английских — на Севере, японских — на Дальнем Востоке.

В противовес «белым» республикам и возникают в ходе Гражданской войны республики Советские, объединяющиеся вокруг московского правительства. Так что повторю: к этому времени «традиционной российской государственности», о которой ныне упоминают, просто не существовало!

А дальнейшая работа Ленина была направлена на то, чтобы преодолеть эту стихию самостийности, стихию сепаратизма, захлёстывавшую страну.

— В этом смысле впечатляющими для многих стали признания, подобные тому, какое прозвучало от великого князя Александра Михайловича: «Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своей собственной изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, призывали… к священной борьбе против Советов. С другой стороны, на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи…»

По-моему, сильно сказано. И по сегодняшним антиленинцам убедительно бьёт.

— Затыкают уши и закрывают глаза. С конкретными историческими условиями того времени не хотят считаться.

Союз — на добровольной и равноправной основе

— Итак, когда Советская власть одержала победу не только в центре страны, но и по национальным окраинам бывшей Российской империи, встал вопрос объединения их снова в общее государство.

— Однако уже не в империю, а в государство совершенно иного, нового типа. Вот она, принципиальнейшая проблема, с которой не желают считаться хулители Ленина. Отнюдь не по его капризу или тем более злой воле назревший вопрос объединения молодых советских республик был решён именно так, как он решился тогда.

— Поясните самое главное.

— Социалистическая революция провозгласила права не только трудящихся, но и разных национальностей, входивших в состав России. Некоторые из них обрели собственную государственность. И что же теперь — ломать народы через колено? Принудить, заставить полностью отказаться от обретённой самостоятельности? Или всё-таки очень тщательно определить разумный баланс прав и обязанностей каждой республики при вхождении в общий Союз?

Ленин, учитывая преобладающие настроения, принял и поддержал как единственно верный в тех условиях вариант федеративного устройства нового Союза. На основах добровольного и равноправного объединения республик, только так! Он писал, например: «…Мы признаём себя равноправными с Украинской ССР и др. И вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, «Союз Советских Республик Европы и Азии».

— Но каким же сложным, тонким, потребовавшим колоссальных усилий и пристальнейшего внимания всей партии, всех советских органов, оказался тот процесс становления Союза Советских Социалистических Республик! Это хорошо отражено на страницах третьего тома вашей ленинской трилогии, который вышел к 100-летию Октября под названием «Заветы Ильича». Жаль, что его уже не найти. Требуется переиздание.

Вот что, кстати, надо бы повнимательнее изучить нынешним правителям нашей страны, дабы понять: Ленин был озабочен не тем, чтобы заложить какую-то мину против них. Он закладывал основы принципиально нового Союзного государства. И это государство сумело выдержать неимоверные испытания, одержало Победу в страшнейшей войне. Ведь без Великого Октября, создавшего Советский Союз, не было бы и Великой Победы. А за 1991 год не Ленин в ответе…

— Перекладывать с больной головы на здоровую ныне умеют. Вспоминаешь Ш. Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». А попробовали бы поставить себя на место Ленина, когда по вопросу союзного объединения занимали разные позиции даже два главных украинских руководителя — секретарь ЦК Компартии республики Дмитрий Мануильский и председатель республиканского Совнаркома Христиан Раковский. Ну а Ленин старался всё внимательнейшим образом взвесить и учесть.

Согласен, эволюция и уроки союзного строительства в Советской стране требуют обстоятельного изучения, а не огульного поношения, что мы наблюдаем сегодня. Национальные проблемы весьма остры и болезненны. Как показывает жизнь, некоторые из них способны возвращаться даже после того, как вроде бы уже были решены. Возникают и новые, подчас неожиданные: чего стоит хотя бы проблема мигрантов, полыхнувшая чуть не на полмира. Всё более даёт о себе знать радикальный национализм.

А что будет завтра? Высокомерное отношение к опыту предшественников до добра не доводит.

И революционер, и государственный деятель

— Ленинский опыт государственного строительства Путин однозначно осудил. Больше того, он заявил, что Ленин был, скорее, не государственный деятель, а революционер. Как вы к этому относитесь?

— В том путинском заявлении употреблено словечко «странноватое». Вот и по поводу этого его противопоставления могу так же сказать. В самом деле, каждому мало-мальски знающему жизненный путь и дела Владимира Ильича совершенно ясно: этот великий человек воплотил в себе и революционера, и государственного деятеля. Противопоставление неуместно, не соответствует действительности.

Мне понятно, почему ныне к нему прибегают. Революция изображается только как разрушение, вот и пожалуйста: Ленин — злостный разрушитель. Династии Романовых, Российской империи, власти Временного правительства… Хотя, конечно же, против самодержавия были тогда в России очень многие социальные слои и партии, а не только руководимые Лениным большевики. Да и против Временного правительства — тоже. А ответственным за всё делают Ленина, поскольку он и его партия в результате оказались у власти. Я же считаю этот факт моментом истины.

— В каком смысле?

— А в том, что сразу же становится очевидным, зачем им нужна была эта власть, для чего они в первую очередь намеревались её использовать. Одни, как мы теперь видели своими глазами, придя к власти, начинают с обогащения себя и своих близких. Но Ленина и абсолютное большинство его соратников в этом нельзя обвинить. У них другое было в приоритете: народная власть Советов, восьмичасовой рабочий день для пролетариев, земля — крестьянам, развёртывание борьбы против массовой неграмотности, просвещение трудящихся и т.д.

— Меня всегда поражало: для начала строительства новой жизни Владимиру Ильичу было отпущено крайне мало времени. До роковой болезни — всего каких-то неполных пять лет, да и то из них три года, охваченных Гражданской войной и интервенцией. А сколько свершено! И это — не государственный деятель?!

— Гениальный созидатель нового государства — государства справедливости. Большевики много думали о будущем, многое заранее разрабатывали в своих программах. Конечно, текущая жизнь диктовала своё, к чему-то приходилось приспосабливаться по ходу дела, но главная цель — интересы трудящихся — оставалась неизменной.

Большевикам досталась разрушенная страна с подорванным хозяйством. И есть два значимых показателя, которые сегодня мало известны. Уже в 1924 году наше сельское хозяйство достигло уровня довоенного 1913 года, а в следующем, 1925-м на этот уровень вышло и промышленное производство.

— Достойно восхищения.

— По-моему, тоже. А дальнейшее строительство, развёртывавшееся в стране, предусматривало уже воистину неслыханные масштабы. Ведь экономисты во всём мире до сих пор изучают ленинский план ГОЭЛРО. Это же был план не только электрификации, а всестороннего развития России, включавший и транспорт, и экологию, и многое другое. Трудились над ним выдающиеся учёные, вовлечённые в грандиозную коллективную работу, причём даже без оглядки на принцип политической лояльности. Их эта работа захватывала, поскольку направлена была на процветание России.

И это был не догоняющий, а обгоняющий план развития страны, если сопоставлять его с высшими капиталистическими достижениями того времени. Такова была ведущая идея Ленина. А первые результаты в экономике, как я уже отметил, не заставили себя долго ждать. Сравните с нынешними реформами…

— И после этого говорить, что Ленин не был государственным деятелем!

— Нынешние обвинения Ленина в основном повторяют те, которые раздавались ещё при его жизни. Хотя ведь многие из них тогда же и отпали. Ну, скажем, такие, как «Ленин — немецкий шпион», «Октябрьская революция — на немецкие деньги» и т.п. Всё это давно опровергнуто и выглядит просто смехотворно, опираться на такое сегодня могут только настоящие мракобесы.

— Однако не брезгуют: дескать, как известно…

— Ну когда слышишь это «как известно», дальше обязательно жди повторения какой-нибудь обветшалой выдумки. Тогда, при Ленине, на авторитет большевиков более всего работало то, что они реально делали.

Имеющий глаза да видит

— Отношение к большевикам и Советской власти среди интеллигенции начало меняться довольно скоро?

— Да. Именно под влиянием того, что стало очевидно: большевики осуществляют дело государственного строительства России. Вот главный поворотный пункт, изменивший отношение к ним значительной части отечественной интеллигенции. Как внутри страны, так и оказавшейся за рубежом.

Вспомните возникшее в эмиграции движение «Смена вех», которое возглавил Николай Устрялов. Сам он был специалистом по государственному праву. Будучи приват-доцентом, преподавал этот предмет в Петербургском университете, затем в Харбине… «Сменовеховцы» первыми громко подняли вопрос о необходимости идти на службу к большевикам. Для интеллигенции это и будет её служение России. Устрялов прямо написал, что это «долг русских патриотов», ибо именно Советская власть стала «мощным и неотвратимым фактором воссоздания государства Российского».

Сегодня же из официальной пропаганды и учебников такие факты изымаются. Молодёжи большевиков изображают как людей, которые однозначно действовали во вред России, против её интересов.

— Противопоставить этому можно лишь просвещение, знание.

— Согласен. Однако у них, антиленинцев и антисоветчиков, ныне почти все средства массовой информации. У них телевидение, издательства, кино, театры… Да что говорить, сам президент регулярно тон задаёт! Вы же видите: стоит ему только затронуть ленинскую тему, как сразу же в поддержку поднимается вой со всех сторон.

— Как будто все эти подпевалы только и ждут слова «сверху». Например, едва высказался Путин против Ленина в минувшем декабре, как на первой странице газеты «Культура» (!) появляется заголовок: «Считать Ленина патриотом можно только в сумасшедшем доме». Как же они понимают патриотизм!

— Когда невежды судят гения, трудно такое воспринимать.

— Скажите, а возвышает ли оскорбление истинно высокого тех, кто находит в себе наглость оскорблять?

— Вряд ли. Думаю, наоборот — унижает.

— Казалось бы, говоря о сделанном в Советской России при Ленине, можно лишь изумляться. В труднейших условиях — и такие дела! Ведь даже во время Гражданской войны и интервенции создавались сотни новых учебных и научно-исследовательских институтов, музеев, театров, библиотек, домов культуры…

— Отношение к учёным надо выделить особо. Ленин понимал, что от них во многом зависит будущее страны. Вот почему действовала установка, чтобы по возможности все нужды учёных удовлетворять. В самые страшные, голодные годы! Невероятно, но факт, что именно тогда были созданы научные коллективы, которые позднее обеспечат нашей стране и овладение атомной энергией, и прорыв в космос. А придание законодательных функций Госплану? Мера, которую можно назвать и революционной, и созидательной одновременно.

— Как важно всё это знать и помнить новым поколениям…

— Очень важно. Иначе так и будут они в плену извращённых представлений о Ленине и о том, что делалось под его руководством. Всего даже в самой большой беседе не перечислить. Об этом нужны целые серии материалов. Но ещё об одном факте, который ныне почти совсем не вспоминают, я всё-таки сейчас скажу.

Первая мировая война и последовавшие затем события вызвали во многих странах неслыханный разгул инфляции. Америка отказалась от золотого стандарта. В Германии деньги совершенно обесценились. И у нас тоже повседневный денежный счёт шёл на миллионы.

Так где же раньше всех была установлена твёрдая валюта? Где первым появился золотой червонец, то есть золотая монета? В РСФСР — в результате денежной реформы, начатой в 1922 году ленинским наркомом финансов Григорием Сокольниковым.

— Событие в полном смысле слова исторической значимости?

— Безусловно! В мире это имело колоссальный резонанс. Даже в нынешнем российском министерстве финансов портрет Сокольникова повесили в одном ряду с министрами разных лет начиная с ХVIII века.

— Снизошли?

— Дело он осуществил не простое. И, конечно же, благодаря всемерной поддержке Ленина.

А теперь, перед Новым годом, я вот на что обратил внимание. Президент на большой пресс-конференции заверял, будто инфляция у нас где-то около двух-трёх процентов. Но вскоре по телевидению показали репортаж, в котором упоминалось о минимальных продуктовых наборах к новогоднему столу. И что выяснилось? Точно такой же набор, как в предыдущем году, стал на 16 процентов дороже. Не на 2, а на 16! О чём-то это говорит?

— Да, верить сегодняшним официальным показателям рискованно… А реформу Сокольникова и её кардинальные результаты со счетов исторических никак не сбросить. И ведь это был ленинский курс, это была важнейшая составляющая ленинского государственного строительства.

— Вот о каких делах большевиков Путину бы в своих выступлениях вспоминать!

«Наступит новая эра истории…»

— Вы, конечно, абсолютно правы: учиться у Ленина и созданной им Советской страны есть чему. Но в том-то и состоит главная черта нынешних российских правителей, что эту науку они категорически отвергают. На ленинском и всём советском наследии фактически ставится крест. Отсюда и ёрничество по отношению к нашему социалистическому прошлому, и карикатурное изображение Ленина, приписывание ему всех смертных грехов, к которым он никак не причастен.

Антиленинцев вдохновляет то, что произошло с нашей страной на исходе ХХ века: свержение Советской власти и уничтожение Советского Союза. В их представлении это — конец ленинского эксперимента.

— Да, они так рассуждают. Но позвольте не согласиться. Вот я открываю последнюю страницу моей книги «Заветы Ильича», где приведены мысли великого английского драматурга и мудреца Бернарда Шоу о значении русской революции. Приведу очень важный фрагмент дословно:

«Мы знаем благодаря последним историческим исследованиям, что существовало много цивилизаций, что история их была во многом подобна истории нашей цивилизации и что, когда они достигали ступени, которой достигла сейчас западная капиталистическая цивилизация, начиналось их быстрое разложение, сопровождавшееся полным крахом всей системы и чем-то весьма похожим на возврат человеческой расы к состоянию дикости.

И снова и снова впоследствии человеческая раса пыталась обойти, проскочить эту ступень, но это никогда не удавалось ей… Ленин построил систему, которая поможет обойти эту ступень. Наступит новая эра истории, о которой мы сейчас не имеем представления. Вот в чём для нас значение Ленина».

— Это написано в начале советского пути на одной шестой части суши. С Лениным связывается величайшая надежда человечества. Но далее у Бернарда Шоу следует и оговорка: «Если эксперимент, который предпринял Ленин, который он возглавил и представителем которого он для нас является, — если этот эксперимент в области общественного устройства не удастся, тогда цивилизация потерпит крах, как потерпели крах многие цивилизации, предшествовавшие нашей». Что на это скажете?

— Не следует торопиться с выводами. Да, по известным причинам строительство нового общества у нас оказалось сорванным. Как и в ряде соседних стран. Но не в целом, отнюдь! Есть Китай с его более чем миллиардным населением, есть Вьетнам. И можно уверенно утверждать, что здесь ленинский «эксперимент» успешно продолжается. Ведь достижениями китайцев под руководством Компартии мир буквально изумлён!

Стоит напомнить, с чего и как начиналось. В августе 1921 года лидер китайской революции, президент национального правительства Китая Сунь Ятсен, приветствуя Ленина как вождя, который «так много совершил для дела человеческой свободы», просил подробно информировать его об особенностях организации Советов, армии и особенно образования. «Подобно Москве, — писал он, — я хотел бы заложить основы Китайской республики глубоко в умах молодого поколения — тружеников завтрашнего дня».

— Что ж, это было сделано затем именно с учётом ленинского, советского опыта.

— А Владимир Ильич тогда же прозорливо написал: «…Нашим европейским мещанам и не снится, что дальнейшие революции в неизмеримо более отличающихся разнообразием социальных условий странах Востока будут преподносить им, несомненно, больше своеобразия, чем русская революция».

— Китайцы от Ленина не отрекались. Государственный флаг КНР — красный, а Ленин и его заветы вместе с Марксом и Энгельсом — в основе социалистического курса великой страны. Ясно, что это и составляет залог её потрясающих успехов. В отличие, увы, от нынешней России…

— Знаменательно следующее. Какая бы официальная делегация ни приезжала к нам из Китайской Народной Республики, главные места обязательного посещения у них — Мавзолей и Горки Ленинские. Что, кстати, очень помогает эти священные места сохранять. А то давно бы уж превратили Горки просто в музей усадебного дворянского быта, о чём мечтают «лениноеды». Спасибо китайцам: в данном случае они — заслон перед дикостью…

Источник

Рейтинг@Mail.ru
разработка сайта ООО "Мельница"