Рейтинг@Mail.ru

«Замороженные» пенсии вернут, когда рубль обесценится на 70% НОВОСТИ

l-228047

Накопительные выплаты российских стариков попросту украдены и промотаны в Куршевелях

20 марта Счетная палата РФ призвала принять решение по накопительным пенсиям. На правительственном часе с участием главы Минтруда Максима Топилина аудитор Светлана Орлова отметила, что из-за многолетней «заморозки» накопительных пенсий средний размер накопительной части не превышает 900 рублей, и «эта сумма не влияет на доход пенсионера».

«Пауза в решении дальнейшей судьбы накопительной составляющей пенсионной системы затянулась. Нужно принимать решение», — заявила Орлова.

Надо думать, таким способом Алексей Кудрин — глава Счетной палаты и главный идеолог либерализма в России — понукает власти не тянуть с запуском новой накопительной системы. Ранее о планах кабмина запустить в 2020 году новую систему заявлял первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов. Речь идет, прежде всего, о системе индивидуального пенсионного капитала (ИПК), в рамках которой государство намерено выплачивать гражданам «замороженные» пенсионные деньги.

Напомним в двух словах суть «накопительной» проблемы. По версии доктора экономических наук Никиты Кричевского, пенсионные накопления банально исчезли: часть из них пошла на погашение долгов Парижскому клубу кредиторов в 2003 году, часть испарилась вместе с НПФ.

«Пенсионные деньги „стрельнули“, с расчетом, что со временем проблема рассосется, и ее можно будет закрыть. В 2008 году, когда Михаил Зурабов (в 1999—2004 гг. — председатель правления Пенсионного фонда РФ, — „СП“) пришел в Госдуму с предложением ликвидировать накопительную часть пенсии — это было, на мой взгляд, как раз частью того плана. Но у Зурабова был негативный бэкграунд после монетизации льгот 2005 года, и поэтому его никто не воспринял», — рассказывал Кричевский.

Словом, проблема не рассосалась. Поэтому в 2014-м власти приняли решение пенсионные накопления — которых в реальности уже не было — «заморозить» (потом «заморозку» неоднократно продляли, в последний раз — до 2021 года). А в 2018-м еще и подняли пенсионный возраст — иначе в 2022 году начали бы выходить на пенсию первые граждане, которые имели право на накопительную часть пенсии. И тогда бы выяснилось, что накопления исчезли, и по репутации Кремля был бы нанесен сильнейший, непоправимый удар.

Пенсионная реформа позволила не только сдвинуть «судный день», но и перезапустить накопительную систему. Ключевая идея — дождаться, когда прежние накопления прикончит инфляция, и выплатить их гражданам, что называется, рубль в рубль, причем унизительными мизерными порциями. Так, в октябре 2018 правительство прорабатывало законопроект об увеличении периода дожития — то есть срока, исходя из которого рассчитывается накопительная пенсия. Конкретно предлагалось увеличить период дожития с нынешних 228 месяцев (19 лет) до 252 месяцев (до 21 года). Это позволило бы сократить расчетную пенсию на 2,4%.

Грубо говоря, дискуссия идет о том, выплачивать ли накопительную часть пенсии по чайной ложке в месяц, или же можно по половине чайной ложки.

А теперь вернемся к Светлане Орловой и попытаемся понять: чего добивается Счетная палата? Да все просто: после того, как было принято решение о повышении пенсионного возраста, правительственные ведомства бросили заниматься ИПК. Потому что ключевая проблема власти — сокрытие расхищения пенсионных накоплений — была решена.

Какой смысл заниматься кропотливой работой по настройке пенсионной системы дальше, если проблема закрыта?! И вот Счетная палата напоминает, что расслабляться рано, и механизм выплат девальвированных пенсионных накоплений — причем максимально удобный для государства, — все же надо довести до ума.

— В 2002—2004 годах речь шла о создании государственной системы накопительных пенсий, — отмечает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — При этом взносы в нее перечисляло государство из бюджета. Мысль была такая: НПФ аккумулируют эти средства, отдадут их управляющим компаниям, а УК, оперируя на финансовом рынке, получат инвестиционные доходы. Эти доходы НПФ приплюсуют к перечисляемым из бюджета средствам- и в результате с 2024 года смогут платить пенсионерам дополнительные пенсии в размере 15−30% к тому, что пенсионер заработал по солидарной системе.

На практике накопительная система развалилась на две части. На «молчунов», которых было большинство, и чьи деньги попали в государственный Внешэкономбанк. То, что говорит Никита Кричевский про выплату долгов Парижскому клубу, может относиться только к этим деньгам.

Вторая часть денег оказалась в НПФ. Эти фонды решили, что им сам черт не брат: они будут брать за управление столько, сколько захотят. Неслучайно тот же Кричевский говорил, что весь Куршевель забит начальниками отделов НПФ. Хотя, замечу, они ничего не делали — просто получали деньги от государства (предварительно заключив договор с работником, а работнику приказывал работодатель), и отдавали деньги УК.

УК, повторюсь, работали на финансовом рынке. И они тоже назначили себе совершенно замечательную маржу.

Все это, по моим расчетам, в три-пять раз превышало маржу, которые позволяли себе негосударственные пенсионные фонды в Европе — например, в Германии.

Но нашим НПФ и этих денег оказалось мало. Тогда они пустились в спекуляции — на спаде стали продавать, на подъеме — покупать. Прибыль при этом оседала на счетах аффилированных компаний, а убытки — на счетах действующих агентов. Так продолжалось до 2009 года, когда вся система рухнула из-за кризиса.

Когда в Центре стратегических разработок, под руководством Михаила Дмитриева, прогнозировалось создание государственной обязательной пенсионной накопительной системы, планировалось, что к 2015 году в системе будет 10−15 трлн. рублей. Сейчас, если исходить из имеющихся данных, в системе около 3 трлн. рублей.

«СП»: — И поэтому с государственной накопительной системой было решено «завязать»?

— В 2015 году, когда шло обсуждение пенсионной реформы, был правительственный доклад, в котором оценили, какой же инвестиционный доход получали НПФ. Оказалось, он был меньше, чем инфляция.

Таким образом, российская накопительная система не имеет смысла. Потому что доход меньше инфляции можно получить прямо по депозиту. И более-менее приличные НПФ так и сделали: прямо разместили, при формальном участии УК, свои деньги на депозитах коммерческих банков.

Мне в течение десятилетия задавали вопрос: назовите НПФ или УК с доходом выше инфляции. Я такие НПФ и УК не смог найти, зато обнаружил, что они каждый год менялись.

Такого, замечу, в нормальной ситуации быть не может. На мой взгляд, имел место картельный сговор — каждый год выдвигалась новая группа лидеров, которая занимала доминирующее положение на рынке привлечения новых средств. Потом лидеры менялись, и доходность тех, кто уходил из топа, мгновенно падала.

Все это, я считаю, послужило аргументом для правительства, чтобы перестать перечислять деньги из бюджета в накопительную пенсионную систему.

«СП»: — С ИПК эта ситуация может повториться?

— Индивидуальный пенсионный капитал — это совершенно другая система. Это перепев американской системы, которая называется 401 (К) — по статье внутреннего кодекса США по налогообложению. В ней говорится, что каждый работник имеет право делать индивидуальные пенсионные накопления на добровольной основе, при этом его отчисления освобождаются от подоходного налога (что важно, в США прогрессивный подоходный налог). Эти средства идут на финансовый рынок через инвестиционные банки.

НПФ в американском случае — всего лишь счет в банке, там нет никаких паразитов, которые бегают по Куршевелям. Работник и работодатель в Америке договариваются, кто будет управлять деньгами — у какого банка выше надежность и инвестиционный доход. Причем если человек банкротится и не может платить по кредитам, если ему нужна ипотека или дорогостоящая медпомощь, он может пенсионные отчисления у самого себя взять в кредит — без процентов.

Для американцев эта система очень выгодна, и ею в США охвачено более 70 млн. человек.

«СП»: — У нас тоже так будет?

— В том и проблема, что пока совершенно неясно, какой будет у нас система ИПК. Владельцы НПФ и УК очень хорошо погрели руки на прежней накопительной системе, и сейчас хотят встроится в новую систему, чтобы получать свою маржу, пусть даже законодательно ограниченную 5%. Но гражданам-то это зачем?

Что до возврата «замороженных» накоплений — на улице даже сегодня инфляция 5%, что тут говорить про суммарную инфляцию с середины нулевых, когда делались накопительные отчисления.

Власти, я считаю, в итоге вернут накопительную часть пенсии, ровно как написано в законе — рубль в рубль, за счет бюджета. Но этот рубль к тому времени полегчает копеек до 30-ти, по сравнению с первоначальным. И зачем, спрашивается, такой рубль пенсионерам нужен?!

Источник

Рейтинг@Mail.ru
разработка сайта ООО "Мельница"